На главную





Парусник в водах Камбоджи.






В апреле 2006 г. я отлично провёл время на острове Кох Сдать.









С кхмерского языка название острова переводится как "королевский остров".
Королевский - без повода и скрытого смысла. За свою историю кхмеры никогда не были мореплавателями и не жили у моря.
Сегодня рыбацкие "флотилии" их корабликов - образцы вьетнамской кораблестроительной традиции, не отходят далеко от суши, а тралят вдоль берегов.
Кхмеры - сухопутный народ. Их рацион - рис и пресноводная рыба.












Остров вытянут длинной "сосиской", примерно 2,5 х 0,5 км.
На нём - деревня. Рыбацко-контрабандистская (но в Камбодже контрабанда никак не вступает в конфликт с порядком вещей).
Когда-то остров Кох Сдать был единственным и важным связующим пунктом между Сиануквиллем и приграничным городом Кох Конг, пока не существовало 
(и я застал те времена) сухопутной дороги в этой части страны, когда там стояли сплошные джунгли. Сегодня джунгли прорежены.
Хотя на этом фото как бы ещё и виднеются, в далеке.












Здесь встают на отдых вьетнамские браконьеры рыбаки.
Они же, и местные рыбаки тоже, пополняют запас глыб льда, который морозят в маленьком цеху возле нагороженных "плавней" у пирса.
Поэтому есть электричество, мобильная связь, да и во всём порядок. Большая часть деревни с причалами и домиками на сваях находится на подветренной восточной стороне, обращённой к материку.












К западу обжитая территория выходит из зарослей порубленного леска лишь в нескольких местах.
Тут и жили мы у каменистого берега, в кхмерских домиках, с ковшиками в квадратненьких резервуарцах в туалетных комнатках при них. С такой вот набережной, свежим морским ветерком и заунывным кхмерским караоке тёмными лунными вечерами под плеск волны.












У берега, среди камней, Слава (из "группы N2") подстрелил барракуду в один из первых дней,
её сразу зажарили рядом в харчевне там же. Что имело целью разнообразить скупой ассортимент из 3 других наименований блюд не самой изысканнейшей на свете камбоджийской кухни. Это было офигенно.












Это было не просто так.












И в последующие месяцы и годы в местной пномпеньской прессе выходили в печать интересные заметки.
Например такая (сокращённый перевод):


PHNOM PENH POST. 16 июня 2009 г.
Португальская компания выразила заинтересованность в продолжении восстановления 600-летнего затонувшего китайского корабля,
обнаруженного у берегов провинции Кох Конг в 2006 г. Сотрудник морской археологической группы Arqueonautas Arqueologia Subaquatica Worldwide заявил,
что компания связалась с официальными лицами в Министерстве Культуры и Изящных Искусств чтобы обсудить возможность восстановления
затонувшего корабля.


"Мы просто ждём ответа относительно их решения о том, как действовать," - сказала ассистент проекта в Arqueonautas Worldwide.
С момента своего основания компания обнаружила более 150 мест кораблекрушений в Африке и Азии. Четырнадцать мест исторических кораблекрушений были исследованы, и поднято около 100 000 монет и более 10 000 артефактов.


Разрушенный китайский торговый корабль, который, как полагают, затонул в XIV или XV веке, был обнаружен в феврале 2006 г.
примерно в 20 км от побережья острова Кох Сдать после того, как местные рыбаки сообщили, что мародёры грабят место исторического кораблекрушения
с импровизированным водолазным оборудованием. После этого две российские команды дайверов извлекли с глубины около 900 предметов
керамических изделий, которые затем были доставлены на берег, обработаны солью и помещены на обозрение в казино, принадлежащему сенатору
от местной правящей партии в провинциальном центре городе Кох Конг.


Государственный секретарь в Министерстве Культуры и председатель правительственной комиссии открывая экспозицию заявил, что правительство
ищет международную помощь в восстановлении затонувшего судна, но до сих пор не получило никакого ответного интереса. "Мы будем ждать, чтобы сотрудничать с этой компанией, если они заинтересованы," - сказал он в пятницу, добавив, что запрос на разведочные работы пока не поступал
его старшим членам комиссии.


Согласно заявлению ассистента проекта - Arqueonautas Arqueologia Subaquatica Worldwide в настоящее время по всему миру проводит эксклюзивные
лицензированные обследования и восстановления, в том числе в Мозамбике и Индонезии, а также занимается дополнительными соглашениями 
в Азии и Америке. Миссия компании состоит в восстановлении и защите мирового морского наследия и предварительном обучении через проведение
научных морских археологических проектов.


Proof.



















Стоит подробно остановиться на том,
что это были за:

- "мародёры с импровизированным водолазным оборудованием";
- две российские команды дайверов, которые "извлекли с глубины около 900 предметов керамических изделий";
- и основное - что это был за корабль, какого века, причём здесь китайцы, .. и причём здесь португальцы.












Начну с конца, т.е. сперва о португальцах. Это моя любимая тема.
С какого боку португальцы могут иметь какое-либо отношение к событию этой истории, и в свете объяснения их масштабного участия в др. подобных акциях.
Когда-то давно Великие Географические Открытия европейцев (самых западных из европейцев, не каких-нибудь там .. центральных)
начинались с Атлантики в первой половине XV в.
Это были португальцы.


Начиная с 1418 г. и вплоть до своей смерти, Энрике Мореплаватель, сын короля Жуана I, одну за другой снаряжал экспедиции, которые открыли ряд островов
у западного побережья Африки - острова Мадейра, Азорские, Зелёного Мыса. Эти экспедиции обогнули мыс Бохадор, мыс Кабо-Бланко, исследовали устья рек Сенегал и Гамбия. Продвигаясь всё дальше и дальше, они привозили золото с гвинейского побережья (область "Гвинея" - от границ сегодняшней Гвинеи-Бисау по Экв. Гвинею включительно), создавали на открытых землях опорные пункты в устьях рек. Сразу после появления первых партий чернокожих рабов, 
Энрике Мореплаватель ввёл государственную монополию на работорговлю.


В то время корабли Средиземноморья были не достаточно мореходны для дальних океанских путешествий и исследований, не могли далеко идти под парусом при непопутном ветре. Под руководством Энрике Мореплавателя был создан новый тип корабля - каравелла с косыми латинскими парусами. Такая каравелла могла идти быстро и очень круто к ветру, что делало её практически независимой от господствующего направления ветров. Она могла исследовать открытый океан и реки, и была более вместительной, чем её арабский прототип. В 1452 г. папа римский Николай V издал т.н. "буллу" Romanus Pontifex, которая подтверждала санкционированное ранее право христианских держав на порабощение нехристианских народов и одобряла дальнейшую колонизацию.
Но главное - эта "булла" запрещала другим христианским державам посягать на права португальцев в северо-западной Африке.


Около 1440 г. португальцы начали использовать каравеллы-"латины" для походов вдоль западного побережья Африки, хотя до этого для исследования ими использовались более примитивные барки и баринели. В 1472 г. Фернандо По открывает остров в самом сердце Гвинейского залива, который долгое время носил его имя и где сегодня находится столица государства Экваториальная Гвинея. В 1481 г. на престол вступил король Жуан II, который был намерен продолжать плавания, в результате чего Диогу Кан открыл устье реки Конго в 1482 г., а со второго раза доплыл до мыса Кросс (мыс Креста) в современной Намибии и установил там падран (крест с гербом для пометки территории) в 1485 г., почти не достигнув юга Африки. В 1487-88 гг. Бартоломеу Диаш, эскадра которого состояла из двух небольших каравел-"латин" и 3-го корабля с прямыми парусами (барк или баринель), совершает поход в Индийский океан,
огибая мыс Доброй Надежды. По возвращению из этого похода Бартоломеу Диаш предложил изменения в конструкции кораблей для таких
дальних исследовательских путешествий - более высокие борта, более вместительный корпус, подобно средиземноморским караккам.


Таким образом, в походе Васко да Гамы 1497-1499 гг., в подготовке которого участвовал Диаш, основная роль была отведена уже "нау" (португальские каракки). Каравеллы в таких походах начинают играть второстепенную роль. Именно каракка стала достаточно большим для устойчивости в океанской волне
и вместительным для долговременного плавания кораблём, освоившим основную часть славы
Великих Географических Открытий. 


С начала XVI в. на сцену выходят более серьёзно вооруженные четырёхмачтовые "caravelas de armada", водоизмещение которых было в 2-3 раза больше,
чем у "каравелл исследований" XV в. Они участвуют в походах "индийских армад", которые Португалия снаряжает в первой половине XVI в., но главную роль
в этих "армадах" играют более крупные каракки. "Каравеллы армады" принимали участие в колониальных войнах Португалии против Османов, Египта, Персии
и правителей Индии.









Самый восточный португальский падран (из достоверно известных) был установлен в порту Сунда Келапа (индонезийская Джакарта) в 1522 г.
Хотя, ещё восточнее, таковым символично считать сегодня 27-метровую статую Христа в Дили, столице Восточного Тимора, за много сот лет до которой, вполне могли поставить именно там же что-то другое португальские познаватели морей восточного полушария Земли.

















У подножия статуи. Восточный Тимор. 13 мая 2010 г.









"Индийские армады" Португалии.
Вместе с тем, путешественник и мореплаватель Педру да Ковильяну, владеющий арабским языком, в 1487 г. был послан королём Жуаном II в Каир,
после чего он проплыл через Аден, Ормуз, Каннур и Каликут, Софальский берег в Мозамбике, а также прожил 30 лет при дворе эфиопских императоров.
Его заслуги - указание на возможность обогнуть Африку морем; описание индийских гаваней и "золотых полей" в Софале; первое точное ознакомление европейцев с Эфиопией. Педру да Ковильяну в 1490 г. передал в Португалию для короля отчёт о своём путешествии, в котором рекомендовал искать путь
в Индию не по суше, а вокруг Африки, плывя южнее Гвинеи в сторону описанного им Мадагаскара.


Кульминацией всех накопленных португальцами знаний явилась экспедиция Васко да Гамы, которая в 1497-1499 гг. обогнула мыс Доброй Надежды и достигла Малабарского берега Индии. Маршрут получил название "Carreira da India". Эта экспедиция оказалась невероятно выгодной экономически - стоимость груза
во много раз превысила затраты, даже с учётом того, что 2 корабля из 4 и 2/3 экипажа не вернулись. Начиная с 1500 г., королевство Португалия стало организовывать ежегодные "индийские армады". Всего до середины XVII в. Португалия снарядила и отправила в Индию по этому маршруту
1033 корабля.


Путь в Индию, как и обратный путь, занимал больше 6 месяцев.
Самым важным моментом в плавании было правильно учесть муссонные ветры, дующие от Вост. Африки к Индии летом и от Индии к Вост. Африке зимой.
Васко да Гама, отплывший от Малинди в Вост. Африке (Кения) 24 апреля, к 20 мая пересёк Индийский океан, прибыв прямо в Каликут, при помощи местного лоцмана. В обратный путь он отчалил 29 августа. Но вернулся в дружественный Малинди только через 132 дня, и на этом этапе из-за болезней и недостатка пресной воды потери среди экипажа были особенно высоки. Сначала "1-ая Армада" больше месяца потратила на то, чтобы оторватся от побережья,
взяв заметно севернее, и после 3 месяца преодолевала мучительный путь против муссона, прежде чем достигла Могадишо, где ведущий дневник экспедиции отметил: "... это был богатый город с высокими домами из 4-5 этажей, множества мечетей с цилиндрическими минаретами и больших дворцов в его центре ...". 
К 7 января, будучи в ужасном состоянии, "армада" вернулась к Малинди.


Поэтому последующие "армады" обычно отплывали из Португалии весной, к лету проходили мыс Доброй Надежды, к августу подымались вдоль Вост. Африки, откуда пересекали Индийский океан, захватывая летние муссоны. Путь обратно обычно начинался в январе, с попутными зимними муссонами.
В Португалию корабли приходили в этом случае к лету.


Очередная "армада" выходила раньше, чем возвращалась предыдущая.
Отчёты о положении дел в Индии от предыдущей экспедиции обычно получались в портах Африки или Кабо-Верде. Путь к Индии, при котором Мадагаскар огибался с востока, хотя и предполагал больше дней в открытом океане, но снимал жёсткие временные ограничения, поскольку при этом обходилась область муссонов. Стратегия, выработанная португальцами, предусматривала, что если "армада", следующая в Индию, успевала пройти мыс Доброй Надежды
до середины июля - корабли следовали в Мозамбикский пролив. Если не успевала - сразу брали курс на огибание Мадагаскара, и далее,
через Маврикий и Реюньон на Индию.






После первого захода в Кабо-Верде, дальше по маршруту португальцам приходилось отклоняться сильно на юго-запад. Именно Бартоломеу Диаш
впервые дал Васко да Гама установку, плывя на юг, по достижению берегов современного Сьерра-Лионе, сменить курс и сделать крюк по Атлантике, в целях обойти полосу неблагоприятных ветров - что стало известно как "volta do mar" (буквально "разворот к морю"). После чего Диаш, сопровождавший да Гаму,
отплыл к крепости Сан-Жоржи-да-Мина на Золотом Берегу (Гана), комендантом которой и был назначен, а экспедиция лишь преодолев экватор сменила
юго-запад на юго-восток. И на протяжении более 3 месяцев шла по Атлантике около 6000 км открытого океана, что стало самым длинным путём вне видимости суши на тот момент времени. Ещё 1,5 месяца Васко да Гама стоял в бухтах юга Африки и выдерживал многодневные шторма у мыса Доброй Надежды.
К 16 декабря 1497 г. он миновал устье реки (река Great Fish River), где был установлен последний падран Бартоломеу Диаша. А к Рождеству достиг непосещаемого до тех пор побережья, которому дал название Наталь, что переводится с португальского как "Рождество".


По триумфальному возвращению (спустя более чем 2 года после отплытия) сильно потрёпанной "1-ой Индийской Армады" Васко Да Гама - через год
уже был снаряжён более мощный флот во главе с 32 (33)-летним Педру Кабралом, который покинул гавань Лиссабона 9 марта 1500 г. в полдень. Флот состоял из 13 кораблей двух миссий, первая - 9 каракк и 2 каравеллы выполняла основную задачу, ещё по одной - имели укороченный маршрут до Софалы
(устье реки Замбези). И в этом путешествии Бартоломеу Диаш вёл свою каравеллу. Т.о. Диаш участвовал в открытии Бразилии, "открытой" именно на пути
в Индию "2-ой Индийской Армадой" Кабралa 22 апреля 1500 г. "Индийские армады" и после нередко заплывали к мысу Кабу-ди-Санту-Агостинью за запасами воды по дороге совсем в другую часть света.









Другими известными капитанами эскадры Кабрала, кто приставал к бразильскому берегу вместе с Бартоломеу были его брат Диогу Диаш и Николау Коэлью (капитан "1-ой Армады" Васко да Гама). Однако во "2-ую Армаду" во время тяжёлого перехода к югу Африки, попав в шторма в зоне высокого давления
Южной Атлантики, каравелла Бартоломеу исчезла без следа. Т.е. Бартоломеу Диаш закончил жизнь в тех самых водах, которые принесли ему славу.



Когда Кабрал наплавался вдоль Южной Америки
и уверился, что она именно континент, а не остров - эскадра свернула в сторону Африки 5 мая.
23/24 мая стало началом штормов, после чего
к 29 мая было потеряно 3 каракки и 1 каравелла
с Бартоломеу Диашем. Диогу Диаш блуждал, взяв намного вперёд и оторвался от остальных 6 кораблей
(за долго до этого первая потеря "армады" была ещё сразу после достижения Кабо Верде, и одну команду Кабрал отправил к королю из Бразилии
с информацией о её открытии).  Эти 6 смогли перегруппироваться в 2 строя по 3, и, фиксируя положение относительно материка, миновав мыс Доброй Надежды, Николау Коэлью вывел свой первый строй в Мозамбикский пролив.


16 июня 1500 г. эти 3 потрёпанных "нау" встречают
2 арабских торговых судна у островов Примейрас вблизи побережья, арабы ударяются в бегство. Кабрал даёт команду преследовать, 1 судно садится на мель,
а другое захватывается. Допрос определяет, что суда принадлежат кузену султана Фатима, правителя Малинди (оказавшего поддержку Васко да Гаме), и, вероятно, были освобождены. 22 июня половина флота вышла к о. Мозамбик, где Кабрал неожиданно был тепло принят местным султаном, который содействовал в пополнении запасов и ремонте
(судя по всему, сыграл роль залп пушек Васко да Гамы
за 2 года до этого). Сюда же присоединилась вторая половина флота. Поскольку цели миссии последнего отсутствующего "нау" Диогу Диаша касались именно этих мест, Кабрал решает не ждать его, а отчаливать
с попутным ветром на север.


Диогу Диаш возглавлял миссию в Софалу, а до этого уже участвовал в плавании в Индию с Васко да Гамой и был тем, кто растопил "лёд настороженности" туземцев на бразильском берегу, радостно прыгнув в импровизированном танце под звуки их духовых труб. Удалившись слишком на восток, Диогу Диаш стал первым, кто подошёл к Мадагаскару из Европы (о Мадагаскаре по ту сторону Африки были доступны лишь записи за 10 лет до этого эфиопского заточенца
Педру да Ковильяну). Последующие попытки Диогу Диаша отыскать флот закончились выходом к Африканскому Рогу и попаданию в Аденский залив,
куда их задуло противоположными от Индии ветрами вообще к рифам берегов Эритреи в Красном море. Обессиленные, атакованные пиратами, всемером, включая самого Диаша, они потратили все силы чтобы вырваться из капкана. Обогнув Африку в одиночку, они смогли дождаться передовой торговый корабль Николау Коэлью в Дакарском заливе Сенегала в июне 1501 г. Команда из семерых скитальцев "нау" Диаша была настолько истощена, что один из них
умер от счастья сразу после встречи. Из-за тяжёлых штормов у мыса Доброй Надежды, следующую стоянку после берегов Бразилии последующие "индийские армады" делали только в Моссел-Бэй. Следующую - уже войдя в Мозамбикский пролив или на Маврикие. Вдоль вост. берега Африки стоянки осуществлялись
в Софале, и дальше в Килва-Кисивани, Занзибаре, Момбасе, Малинди и Могадишо.


В то время португальские каракки (часто назывались просто - "нау",  что в переводе с португальского - "корабль")
редко превышали водоизмещение 100 т и были способны вмещать команды по 40-60 чел. "Sao Gabriel" Васко да Гамы - 120 т. Вторая армада Кабралa уже имела "нау" в 240-300 т. Каракка "Flor de la Mar" "4-ой Индийской Армады" достигала водоизмещения 400 т. К середине XVI в. водоизмещение у португальских каракк вышло к 900 т., но после того, как несколько таких неповоротливых монстров было потеряно, размер вернулся к 400-450 т. Караккой была так же "Victoria" Фернана Магеллана в его путешествии 1519-21 гг. Маневренные "каравеллы-латины" при обычном водоизмещении 50-70 т имели команды в 20-30 чел.,
из "индийских армад" они часто оставались нести службу королю в Индийском океане и не возвращались в Португалию.


К 1535 г. исполинские многопалубные галеоны составили достойную альтернативу португальской концепции индо-атлантических торговых путей
на каракках. Но это уже страница славы испанской, которая называется - транс-тихоокеанские торговые пути галеонов,
их ввели в жизнь на регулярной основе с 1565 г.









Глобальный раздел с испанцами.





7 июня 1494 г. было заключено в Тордесильясе (150 км от Мадрида) и заверено в Сетубале (пригород Лиссабона) самое первое соглашение
о глобальном (т.е. полностью, целиком) разделе планеты на сферы влияния человека. Тордесильясский договор определял меридиан, который разделял земной шар за пределами Европы между Португалией и Испанией, отстоявший на величину в 370 лиг (единица расстояния) к западу от островов Кабо-Верде.
Эта линия умозрительно лежала примерно на полпути между островами Кабо-Верде (принаджежавшими Португалии) и островами открытыми Колумбом
во время его 1-го мореплавания в 1492 г. (заявленном для Кастилии и Леона, т.е. Испании), названными в договоре как "Cipangu" и "Antilia" - Куба и Эспаньола
(т.е. Куба и Гаити).


Земли к востоку с указанной даты будут принадлежать Португалии, а к западу - испанской короне.
Этот договор будет соблюдаться достаточно хорошо обеими сторонами, несмотря на значительное невежество в отношении географии Нового Света того времени (общеизвестно, что португальские корабли никогда не заходили в Карибское море и не приближались к Центр. Америке, равно как и испанские
в Индийский океан; экспедиция Магеллана являлась объяснимым исключением из этого принципа, хотя сам Магеллан, к тому же, был португальцем), однако,
из договора были упущены все другие европейские державы. Эти страны, как правило, игнорировали договор, особенно те из них, которые стали протестантскими после Реформации.


Тордесильясский договор был призван разрешить спор, который был создан прецедентом возвращения Колумба, после череды штормов, минуя Азорские о-ва (где его команда успела посидеть в тюрьме по обвинению в пиратстве) прямиком в Лиссабон 4 марта 1493 г. Там он попросил аудиенции короля Жуана II
и показал ему открытые земли на своих картах. После изучения вояжа Колумба португальский король отправил письмо с угрозами католическим монархам
(т.н. Изабелла I Кастильская и Фердинанд II Арагонский), что он уже принимает меры для отправки флота во главе с Франсишку ди Алмейда, чтобы отбыть
в ближайшее время и завладеть новыми землями. В Испании, не имея возможности противопоставить что-либо португальской мощи в Атлантике, срочно искали дипломатический ответ, ибо Алкасовашский договор от 4 сент. 1479 г., завершивший войну за кастильское наследство, запрещал кастильским кораблям плавать южнее Канар без специального португальского разрешения, что собственно и подтолкнуло католических монархов поддержать экспедицию Колумба, предложившего плыть на запад.


4 мая 1493 г. папа Александр VI (арагонец из Валенсии по рождению) выпустил "буллу" Inter caetera, согласно которой Арагону и Кастилии (т.е. Испании) передавались все земли «к западу и югу» от линии, соединяющей полюса Земли и проходящей в 100 лигах западнее и южнее любого из островов Азорского архипелага и архипелага Зелёного мыса. Жуан II не был доволен этой "буллой". Поэтому он инициировал прямые переговоры с королём Фердинандом
и королевой Изабеллой, чтобы переместить линию ещё на запад и позволить ему претендовать на вновь открытые земли к востоку от линии
(к тому времени мыс Доброй Надежды был уже достигнут).


По оценке историков, обе стороны должны были знать, что настолько расплывчатая граница не может быть точно зафиксирована, и "каждый участник
пребывал в уверенности, что его оппонент был обманут", хотя фактически это был дипломатический триумф Португалии, заполучившей не только истинный путь в Индию, но и внушительную часть Южной Атлантики.









Хронология португальской экспансии XV-XVI вв.












В 1501 г. под командованием Жуана да Новы собрали "3-ю Армаду", маленькую, из 4 кораблей (возможно, + 1 вспомогательное судно),
с исключительно коммерческими целями. Тем не менее, именно тогда произошла первая значительная морская битва в Индийском океане, а также открыты
о. Св. Елены и (или) о. Вознесения в Юж. Атлантике, о. Жуан да Нова в Мозамбикском проливе и, предположительно, впервые был достигнут остров Цейлон. Авантюристичность миссии состояла в том, что эта "армада" впервые отчалила ещё до возвращения предыдущей "армады" и не знала о её результатах. Основной целью был Каликут (Кожикоде) - перевалочный пункт специй в Керале и доминирующий город-государство на Малабарском побережье Индии.
Расчёт основывался на том, что хорошо оснащённая "2-ая Индийская Армада" добилась успеха в своей посольской миссии к местному радже ("заморину"), обеспечила договор с Каликутом и создала там торговую факторию, совершенно без подозрений о том, что в этот раз португальцы фактически прямиком отплывают на войну, будучи не подготовленными для неё.


Другим пунктом назначения была Софала.
Из порта в Софале в дельте реки Замбези отгружалось золото и слоновая кость, доставляемые из глубин Африки. Там существовало крупное государственное образование - Мономотапа (португальское название, от "mwene" - "правитель" и "mutapa" - "королевство", что означало королевский титул "Mwenemutapa",
др. название - империя Мутапа), которое простиралось от Замбези к берегам Лимпопо в пределах современных границ Зимбабве, Лесото, Свазиленда,
части Намибии, Ботсваны, ЮАР и Мозамбика, захватывая Замбию. Империя достигла расцвета к 1480 г., всего через 50 лет после своего возникновения в 1430 г. и с разной степенью независимости существовала до 1760 г. Основой могущества империи являлись золотые прииски. Источником знаний об истории Мономотапа остаются археологические находки т.н. «культуры Зимбабве», известной благодаря исполинским стенам древнего города Большого Зимбабве.
Факт существования империи Мономотапа имел косвенный побочный эффект, отразившийся на развитии истории всей Южной Африки. Дело в том, что золото Мономотапа вдохновляло европейцев на поиски параллелей с легендарными копями царя Соломона, которые упоминаются в Библии как "страна Офир". Убеждённость в этом стала главным фактором, приведшим к португальскому исследованию внутренних районов Замбези в XVI в., что способствовало раннему развитию Мозамбика. Легенда о "копях" широко использовалась для набора колонистов, которые вдохновлялись идеей найти легендарный
"золотой город" в Южной Африке, подобно поискам Эль-Дорадо в Южной Америке. 


Этой второй частью миссии "3-ей Армады" как раз и значилась Софала, где также в планах должна была уже быть основана фактория, и куда не доплыли братья Бартоломеу (по судьбоносной причине) и Диогу Диаш (промахнувшийся вокруг Мадагаскара), которым была поручена эта вторая по значимости
часть совокупной миссии.


Золотоносная Софала была описана Педру да Ковильяну
во время его сухопутной экспедиции в 1487 г. С соответствующей целью, вероятно, инструкции были также даны, чтобы обеспечить соглашение
с доминирующим в этой части восточного побережья Африки султанатом Килва (с главным городом-островом Килва Кисивани) и его правителем
эмиром Ибрагимом, предполагаемым покровителем Софалы
и пр. подвассальных городов-государств:
- Момбасы, Малинди, Баравы, вплоть до Могадишо на севере;
и прилегающих островов-государств:
- остров Мозамбик, Занзибар, Мафия, Пемба;
- плюс многочисленных мелких мест. 
Т.е. по сути - всего того, что сегодня принято называть "берегом Суахили", вплоть до мыса Коррентес на юге (параллель вблизи южной оконечности Мадагаскара), ниже которого ветра отпугивали торговые арабские суда. Султанат Килва также владел множеством мелких торговых постов, разбросанных на Коморских о-вах и побережье Мадагаскара
(тогда известным под арабским названием "остров Луны").


В 1944 г. на острове Марчинбар у берегов Австралии
в Арафурском море были обнаружены медные монеты с арабскими надписями, идентифицированные как относящиеся к эпохе султаната Килва времён XII в. Только лишь одна подобная монета ранее была найдена вне пределов Восточной Африки (во время раскопок в Омане).
Это открытие стало представлять интерес для тех историков
и археологов, которые считают вероятным тот факт, что ранее могло быть возможным достижение Австралии или её прибрежных островов
до первого общепринятого её открытия голландским мореплавателем Виллемом Янсзоном в 1606 г.


Маврикий, Реюньон и Сейшеллы экспансия султаната Килва не затрагивала, хотя следы посещений их аустронезийцами (заселившими Мадагаскар на заре
нашей эры) и арабскими мореплавателями обнаруживались и зафиксированы в истории. Но история Мадагаскара - совсем отдельная история,
и арабы там никогда не заглублялись. А Маскаренские острова - фактически единственные внушительные куски суши в тропических широтах на планете, которые не были заселены до появления европейцев.









Западное побережье Мадагаскара в районе Махадзанги.
Традиционная мальгашская парусная лодка с балансиром. Июль 2008 г.





Продолжение