На главную


Page 1 of 30  > >>





Вьетнам:
с самого самого юга
по самый север.

Как часть большого перехода по Индокитаю.
Май-июнь 2007.












Cледующим летом я снова посетил остров Кат Ба в сев. Вьетнаме. 
Тогда уже в третий раз за год.









30.05.2007.


Автобус до лодочной станции отходил в 8.00., но лодка отчаливала только в половине десятого и приплывала в Чау Док лишь где-то к 14.00. Всё это рассказывала мне стеснительно улыбающаяся кхмерская девчонка, продавшая такой билет за 7$ в старейшей бэкпеккерской конторе "Capitole", когда сразу после приезда в Пномпень я накануне пришёл туда с думками о том, что я опять как бэкпеккер снова буду много экономить, и начну делать это прямо сегодня, и 3$ за ночь в этом нечудесном месте - это то что надо мне с сегодняшнего дня. Хотя на пиво в тот вечер по привычке ушло в несколько раз больше. 


Я медленно просыпался под звук тарахтящего вентилятора под потолком в безоконной пустой комнате, и в чисто-выскобленном туалете в конце коридора за ней помыл веки. 07.40. Я подумал, почему бы и не доехать на автобусе, билет которого я оплатил, вряд ли он отъедет раньше 08.15. Да, он стоял внизу, с сидевшими пассажирами, одной старой местной кхмеркой и одной японкой (даже не пытался определить её возраст). 
Поехали сразу, после того, как я сел.  


Понял, как мне повезло, уже в пути.
Дело в том, что лодка отчаливала не из Пномпеня, а из деревни-пристани Нэк Лыэн (т.е. "Жёлтый змей Нага" - какая-то херня кхмерская), что стоит на Меконге в 50 км к югу по обычной разбитой кхмерской дороге (2 с лишним часа ходу на автобусе). По дороге я поел прикупленные с вечера в "Sorya Market" булочки с грибами и яблоками. Лодка - одна из версий бывших советских "Ракет", довольно потрёпанная и медленная, поплыли в компании с ещё 3 лодочными туристами, не знаю как уж они добирались до этой дыры.  



















От пейзажей нижнего Меконга романтикой не навеивало.












Заросли гигантского бамбука.
Вперемежку с проплывающим мимо жестоким антропогеном и коровами ...












... Жующими пластик у кромки коричневой воды.






















В 14.00. приплыли к приграничному КПП, кхмер поставил мне печать.
После вьетнамского контроля (удивило наличие просвечивающего аппарата с транспортёрной лентой) поплыли дальше на другой маленькой лодочке впятером. Минут 15 по Меконгу, а потом вплыли в узенький канальчик, и по нему около часа. Обилие местного населения, куча домишек и лодок, причаленных к берегам, мостков - простецких и прогрессивных подвесных. И отличный от кхмерского темперамент, который был на лицо по поведению мелких вьетнамских детей. Обычно это маленькие и очень активные вьетнамчики (в т.ч. и девочки) махали ручками, но один раз в наш узенький канал из зарослей кукурузы прилетели какие-то палки, а брызги задели и меня. А потом один шалунишка сделал сальто с одной стоящей старой развалившейся лодки и водой окатило многих. Я знал, что с вьетнамцами надо будет не так, как с кхмерами, не знаю почему, но я так думал (видимо, исходя из своего опыта наблюдения за вьетнамцами,
живущими в Сиануквилле).


После узкого канала ещё около 40 минут плыли по широкому, прежде чем вошли в Бассак (второе русло, ответвление Меконга) и причалили к пристани Чау Док (Chau Doс). Это оказался вполне себе большой город с набережной. За 7000 донгов доехал до Бен Се Чау Док (автостанции) и купил за 13000D билет на автобусик до Long Xuyen (некоего Длинного Хуена). Дело в том, что первоначально я планировал передвигаться так:


Phnom Penh - Chau Doс - Ha Tien (ночь) - Hon Chong - Rach Gia (ночь) - остров Phu Quok.







Но по ходу начал доходить, а определяющим было время (хотел его сэкономить на перемещениях) - из Чау Док в Ха Тиен (тоже приграничный город, но у моря) отходила только лодка (по узкому каналу, который питал местные рисовые поля) в 5.00., а ночевать в приграничном городе я расхотел. Так что схема изменилась. В 16.00. поел рису с макашницы на автобусной же станции, хотя автобус отошёл только в 17.20. Но этого я и ожидал по своему тягомотному азиатскому опыту.


Сразу отмечу чем поразил Вьетнам.
Ждал много выражений азиатского кипежа, много народу и много срача. Много было только народу. Готов был отбиваться от армии наглых вьетнамских мотобайщиков. Не знаю почему, но в отличие от вонючих приставучих пномпеньских мотобайщиков - здешние были сама культура, вели себя крайне корректно. Чистота и дороги тоже удивили. Но больше всего проникся контрастом уже по приезду в Лонг Сьен (так этот город назывался). Ещё по дороге осмысливая происходящее (едва доехав до Вьетнама, я постоянно пытался выйти, ради понимания манеры общения, на мелкие спорные ситуации - на пристани убеждал мотобайщика (здесь - "се ом"), что он хочет много денег - на что тот сам нашёл другого за меньшую сумму, и последний без лишних разговоров довёз; на автостанции два раза возвращался к билетёрше и тыкал её в часы - она сама в итоге пошла со мной орать на водилу и тот сразу поехал, правда, по дороге постоянно подыскивая новых пассажиров; в конце концов почему-то мне показалось не вполне вьетнамским его лицо, и точно - по приезду тот оказался кхмером, с радостью со мной болтал, подвёз до центра города после высадки всех и хотел ещё поездить на своём мотобае по гостиницам, но я, поблагодарив, отказался), я уже был в шоке от Вьетнама. Т.к. те вьетнамцы, которых я имел опыт наблюдать в Камбодже были конченными ренегатами, да притонодержателями, а здесь всё по-другому. Единственное, что напоминало Камбоджу - караоке (правда, оцивиленные) и мотобайщики (вежливые).









Лонг Сьен.












Немного отойдя от дома шофёра-кхмера, увидал вывеску "karaoke-hotel-massage", возле неё на стульях тусовались страшные вьетнамки паршиво-караочного вида, были номера по 50000D (1$ = 16000D), но в итоге с ними договориться не получилось. А заселился чуть поодаль, в подобном месте, но на одной из центральных улиц за 80000D, номер вполне устроил - с туалетом, душем, ТВ, сейфом и даже чайничком с чаем, готовым к заварке. Дальше пошёл гулять, тем более, что город уже по дороге интриговал оцивиленностью.


Районный центр с населением за 200 тыс.
Рассвеченные улицы с пальмочками на разделительном поребрике, долго умилялся гуляя по ним. И никакого намёка на агрессию. Мотобайщики загадочно улыбались, иногда показывая пальцем в небо. Фасады провинциальной дыры в неоне, газоны, деревья, набережная, мосты, скамейки на набережной. В свете фонарей гуляет молодое вьетнамское поколение, много девчонок, гуляют, сидят на мотобаях, читают книжки и тетрадки какие-то перелистывают. Много старинных красивых построек ещё французских, среди них вписаны современные здания, монументы, щиты с коммунистическими призывами. Всё опрятно, чисто. Чтобы переварить увиденное я начал искать пиво и жрачку.  


И офигел - много магазинов, всяких там салонов, а пива выпить негде.
Нашёл кофейни и мороженноедальни, кучу молодняка в них. Ладно, есть Интернет-салоны (дёшево, 4000D/час), посидел. Неожиданно в 21.00. зашёл в центре в большой супермаркет, вот где много еды! Увидел и обрадовался местному винищу из Далата (вот что буду покупать здесь). Цена - 2$ за бутылку. Поискав, остановился на самом дорогом из ассортимента - 3$, экспортный вариант. Жизнь налаживается. В цивильной макашнице купил 2 гамбургера по 8000D (а в этом городе мне уже всё казалось безнадёжно цивильным). Я в шоке от Вьетнама.  


Внизу той первой "гостиницы" страшные девки-вьетнамки сидели так же, как и при моём первом заселении, а ещё появился длинноволосяной парняга. Я к нему, за штопором. Он сначала - типа нет, потом подумал и ушёл куда-то. Что меня весь день сегодня добивало во Вьетнаме (сейчас допью винище и спать, а завтра с утра скажу: - "Доброе утро, Вьетнам!") - так это то, что постоянно разносторонне напрягая его жителей-вьетнамцев, я только находил ответное понимание в них (а может я перестарался в своём настрое перед поездкой, ожидая неких проявлений вьетнамской наглости). Приходит - а в руках отвёртка и шуруп-саморез. Маленько вкрутит и зубами (я был в шоке) подёргает, пока не вырвет саморез из пробки, затем ту часть пробки (миллиметров 5), что успела выйти - тоже зубами, пока не откусит, и снова вкручивает шуруп. И вот так раза 4. Да это же народ, победивший империализм! Предложил выпить в конце, он принёс стакашек размером с напёрсток, выпил, говорит: 
- Уй-уй!









31.05.2007.


Мне нравится Вьетнам.
Посмотрим, как пойдёт дальше.












Тон Дык Тханг (Tôn Đức Thắng, 1888-1980 гг.) - 2-ой и последний президент Северного Вьетнама (после смерти Хо Ши Мина в 1969 г.) и первый президент СРВ. Лауреат Международной Сталинской премии «За укрепление мира между народами». Родился в этой провинции, учился в этом городе.





При нём многочисленные вооружённые стычки на границе с Кампучией переросли в войну, в ходе которой вьетнамские войска вошли на камбоджийскую территорию, контролируемую «красными кхмерами» и захватили Пномпень 7 января 1979 г. Умер в возрасте 91 года. 
Был одним из старейших глав государств в мире.



















01.06.2007.


Вчера утром проснулся рано, около 5.30.
Ещё заранее решил первую половину дня погулять по этому понравившемуся городу (т.е. Лонг Сьену), заодно зайти в намеченный музей Бао Танг "Ан Янг". Потом съехать из своего отеля-караоке-массажа по направлению к портовому городу Рачь Зя.


Всё так и сделал.
Сначала в цетре города зашёл в заранее приглянувшуюся с вечера кофейню. Судя по всему, такие места очень популярны во Вьетнаме. Там вьетнамцы пьют кофе и чай (обычно и кофе, и чай). И всё. Причём народу много, ночью почти все места были заняты, а утром столика 3 тоже находились при делах. Заказал себе кофе с какао. Сначала принесли заварник с горячим зелёным чаем и кружечку, заполненную мелкими ровными кубиками льда (наверное качественного). Залил одно другим. Видимо, смысл в контрасте температур. Потом принесли кофе, он был густым, как мёд и занимал меньше половины посудинки.
В общем, наверное в этом есть смысл. За столом почитал свой путеводитель LP.









После долго гулял по центру города и фотографировал всё сподряд.
Все эти утренние фото Лонг Сьена были сделаны во время того утреннего шатания того дня.









































В конце концов дошёл до улицы, где должен был находиться археологический музей "An Giang"
(Ан Янг или Ан Зянг - название провинции).









Оказалось, что это не так, и музей уже перенесён в другой конец города, вьетнамцы на улице рассказали мне об этом. Но я не очень расстроился, поскольку за крайние 12 месяцев достаточно мало ходил пешком ... По пути отдал свои подразвалившиеся тапочки зашить уличному тапочному зашивале (а позже, на обратной дороге, забрал их, решив одну из насущных задач попутно). Музей оказался новым и большим.












То, что ожидал увидеть - увидел.
Раскопанные из руин портового города Ок-ео древнекхмерского гос-ва Ба Пном (его центр как раз находился на территории современного южного Вьетнама; это гораздо позднее вьеты себе сии исконные кхмерские земли постепенно присвоили - каждый кхмер ложится спать с этой мыслью) - лингамы и много чего другого. Походил в удовольствие, и вьетнамская девушка, комсомолка-музейщица, сопровождала меня. Чего-то она старалась, рассказывала, а что-то и я рассказывал ей. Остался доволен, наглядный отчёт об археологической работе.
























Постамент от древнекхмерского лингама
("линга" или "лингам" - олицетворение бога Шивы в различных течениях Индуизма настоящего и прошлого).












Всю территорию современного Вьетнама можно умозрительно поделить на 3 части. Так сложилось, что со временем, в силу ряда причин, за ними закрепились исторические названия - Тонкин (север), Аннам (средняя часть) и Кохинхина (юг). Южная часть - Кохинхина имеет совершенно отличную от остальных территорий, уходящую корнями в древность, историю, не имеющую ничего общего с современным вьетнамским этносом сегодня на ней проживающим. Т.е. исторически связана с другой культурой, другим народом и да, другой страной.


Кохинхина.


Первые следы поселений организованной цивилизации предков кхмеров на юге Индокитая относят к IV в. до н.э. Во времена, примерно соответствующие I в. н.э., согласно китайским летописям и древнекхмерским легендам, на землях нынешней Кохинхины возникло государство Ба Пном (по кит. источникам - «Фунань»). Это название транскрипируется на современный кхмерский язык следующим образом: 


"пном" - гора, холм, а именно редкие, но постоянно встречаемые среди равнинных камбоджийских сезонно-затопляемых просторов, используемых для возделывания риса в долинах Меконга, Тонле Сап и Менама (из которых состоит основная часть исторических кхмерских земель), холмы; как правило, эти холмы испокон веков служили местом для совершения индуистских ритуалов и возведения соответствующих храмов (культа "дева-раджа" и других, переходных, синкретических, на основе Индуизма и в обусловленности от местных анимистических верований), а после прихода к кхмерам в XVI веке Буддизма Тхеравады (Хинаяны) - там же встали буддийские пагоды.


"ба" - соответствует мужскому началу, что можно объяснить патриархальными традициями передачи власти в Ба Пноме, в отличие от матриархата, устоям которого следовали, одновременно, в соседнем государстве Ченла (тоже древнекхмерского этноса, но с центром на территории современного южного Лаоса), не позднее начала VII в. Ба Пном полностью был поглощён Ченлой со всеми потрохами и патриархатами.









Приблизительное расположение ранних государств Индокитая.





Карта примерно соответствует историческому периоду VI-VII вв., что отражает:
- пик расцвета влияния Ба Пнома перед объединением с Ченлой; чамские владения (со II в. н.э.) - с востока; гос-ва монов - Дваравати (предположит. - с V в., позже неоднократно завоёванного Ангкорской империей, до окончательного захвата и ассимиляции тайцами в конце XIII в. - начале XIV в.), Харипунджайя (с VII-VIII вв. и вплоть до силового присоединения к формирующемуся тайскому королевству Ланна в 1292 г. легендарным тайским королём Менграем) и Тхатон (с IV в до н.э., восходящий к полумифическому царству Сованнапхум, откуда Буддизм Хинаяны пришёл в Индокитай со Шри-Ланки; в ходе истории также единожды захваченное Ангкорской империей в 1047 г., до своего полного завоевания Баганом в 1057 г.); на западе земли дельты Ирравади в те века были заселены племенами пью и монов; северная Малакка являлась вотчиной королевства Лангкасука (II-XV вв.), зависимого от других малайских империй Шривиджайя (о.Суматра и юг Малакки) и Маджапахит (Ява и пр. Зондские о-ва). Все эти государства исповедали индуистско-буддийские культы (моны Тхатона и Дваравати - в большей степени Буддизм) и являлись следствием древнеиндийской колонизации Индокитая.


Появлению Ба Пнома, а по сути - зарождению древнекхмерской государственности предшествовала известная легенда о море, покрывающем большую часть равнинных кхмерских земель и мифическом змее Нага (аналоге китайско-вьетнамского дракона Лонга), который якобы обитал в этом море (частью которого сегодня остаётся Сиамский залив). Развитие легенды было следующим - известно, что в стародавние времена особо прогрессивные отпрыски родов индийской цивилизации рьяно покоряли моря и берега всей Юго-Восточной Азии (полностью связанным с выходцами из Индии примером стала история острова Явы) и оттуда уже остальных Зондских островов, Малакки, и почти всего Индокитая. Эта тяга индусов к колонизации проявилась и закрепилась тогда на полуострове Индокитай начиная именно со здешних краёв, материализовавшись в виде некоего наследника знатного брахманского рода по имени Каундинья, который сошёл со своего корабля однажды где-то на здешнюю почву (т.е. на холм, или на остров ...). Среди диковатых пракхмеров, в среде племён которых, по-видимому, индусы-мореходы собирались найти пристанище, Каундинья выделил понравившуюся ему пракхмерку, тогда всё и началось.


Девушка, во всей своей примитивности, понравилась индусу по имени Каундинья до такой степени, что между ними возник брачный союз. Дальнейшее развитие истории усугубилось тем фактом, что девушка по совпадению оказалась как раз дочерью змея Нага из легенды, который и обитал в обширных морских водах по-близости от тогдашних берегов здешних земель. Это и послужило поводом, чтобы змей-дракон благословил брак дочери с индусом, выпив всю воду в этой части большого залива, и кхмерские просторные равнины с редкими островками-"пномами" превратились в щедрые рисовые долины-житницы, а на холмах освятились индуистские святилища с лингамами (именно их части выставлены в откопанном виде в замечательном музее современной вьетнамской провинции Ан Янг).









Центры древнекхмерской цивилизации и связанной с ними яванской династии Шалендра (империя Маджапахит).


 


Вся Кохинхина вместе с Камбоджей представляет собой не что иное, как низменность, ненамного более возвышенную, чем уровень моря. Только озеро Тонле Сап (самое крупное во всей Ю-В. Азии) выглядит дырой среди относительно однородного пространства. Однако всё меняется, когда приходит сезон дождей - озеро разливается, увеличиваясь в несколько раз по площади, примерно то же происходит и с дельтой Меконга, завязшей среди мангровых болот (откуда так тяжело 30 с лишним лет назад американской армии приходилось выкуривать местных партизан Национального фронта освобождения Южного Вьетнама - Вьетконг). И великая река Азии обвивает равнину, извиваясь по ней гигантской змеёй.
Самое время вспомнить про легенду.


Всех, кто однажды видел Меконг часто удивляет радикальный жёлто-коричневый цвет его воды, особенно насыщенный в сухой сезон. Это же сколько почвы перенесла река за тысячи лет, начиная с предгорий тибетских гор! Можно представить, что достаточно, для того чтобы осушить много суши. Но кто это всё видел тогда и с какой высоты, чтобы озвучить такую легенду устами кхмеров! 


Озеро Тонле Сап сегодня - та самая оставшаяся часть залива, куда змей немного не догрёб, зато туда добрались потомки Каундиньи, точно определив на века место своего главного города (как центра новой неиссякаемой рисовой житницы) по одному из точно таких же равнинно-кхмерских "пномов" (сейчас он называется Пном Краом в районе города Сием Риеп - доминантная высота, ориентируясь по которой можно заплыть в протоку, ведущую к Ангкору). Следует заметить, что сам Нага, фактически тоже появился здесь мифическим образом с индийских берегов, где эпос о нём культивировался ещё гораздо ранее, за тысячи лет, и был привнесён в Индокитай посредством тех самых индусов.



За прошедшие века совершенно не сохранилось следов местонахождения столицы Ба Пнома, известно лишь предположительное название - Вьядхапура (что истолковывается некоторыми историками как «город охотников», термин "апура" восходит к санскритскому - "город") и стоял этот город где-то в нижнем течении Меконга. Там же (на юго-востоке Камбоджи) существует место поселения тех исторических времён, с развалинами храма на холме среди рисовой долины - Ангкор Борей. Остаётся добавить, что главный портовый город изначально самого древнего известного государственного образования в "сердце" Индокитая, т.е. Ба Пнома (или Фунани, как его обозначали китайцы) находился в районе современного вьетнамского местечка Ок-ео, и на днях я собираюсь туда попасть.


А что значит это современное название?
- По-кхмерски оно звучит чуть по-другому - О-кэу ("стеклянная речка" или "ручей самоцветов"). Вот и поглядим, что за стеклянная речка такая.









Лингамы археологического периода Ба Пном.












На обратной дороге ещё зашёл во вчерашний супермаркет и прикупил чудесного напитка "Vang Dalat" (т.е. вчерашнего винища), в дорогу. В 10.40. уже покупал билет на оказавшемся напротив моего постоя автовокзале, выпил там апельсинового выжатого и пободяженного льдом соку и съел арбузика нарезанные куски, куда посыпали ещё и соли в тарелку сбоку - опять же, видимо, всё дело в контрасте ощущений.


Билет стоил 22000D. Ехали с одной большой остановкой в пригороде для подбора пассажиров и приехали где-то к 14.00. По выходу атаковали меня мотобайщики. Эти были нагловато-навязчивые, но честные. Т.е. зудели, предлагали подвезти за 30000D (были осмеяны), но правдиво отвечали на прямо поставленные вопросы:


- Есть ли тут городские автобусы, чтобы проехать в город?
- Есть!
- А где остановка?
- Вон там!
- Сколько стоит доехать?
- 3000D, но мы можем подвезти за 30000D!
- Нахер!









А в Рачь Зя я уже сам был с мотобаем.




 

Page 1 of 30  > >>