На главную






"Мифы", а также распространённые
и тиражируемые заблуждения о комодских "драконах".




" Гарантирую, если на Вас из кустов выскочит 10-футовый ящер (Varanus komodoensis)
и вырвет Ваши кишки, то Вы будете вести себя довольно тихо и спокойно немного времени, по крайней мере до тех пор, пока Вы не придёте в себя от шока и кровопотери вследствие того, что Ваш кишечник разложен на земле перед Вами ..."

Доктор Курт Швенк (Kurt Schwenk),
University of Connecticut, Ecology & Evolutionary Biology Department.














Про больших варанов.
Я их много видел в Индонезии и на разных островах. Если говорить о полосатом варане (Varanus salvator), то самого впечатляющего по размеру встречал во время 2-недельного перехода по Борнео с запада на восток (с 5-ю другими отважными людьми) сквозь т.н. "сердце Борнео" (высокоствольные первичные джунгли нетронутого центра острова), тот индивид был под 2 метра и вальяжно грелся на камнях у бурного притока реки Капуас.


Но самые большие вараны это - Varanus komodoensis.
Я был на Флоресе и Комодо аж 4 раза (и больше уже не хочу). Но могу с уверенностью сказать:
- да, ни у кого нет такого фото.












Varanus komodoensis, он же комодский "дракон".

Местное название - "ора", более распространённое в Индонезии - "байя дарат" («наземный крокодил»). Это самый большой современный представитель отряда чешуйчатых. Отдельные особи могут вырастать более 3 м в длину и весить более 80 кг. Несмотря на это, комодский варан не является примером островного гигантизма, поскольку вопреки распространённой точке зрения, этот вид представляет обособленную эволюционную ветвь т.н. "гигантских варанов", которая когда-то возникла в Австралии (возраст древнейших окаменелых останков варанов, похожих на комодских, найденных в Австралии, составляет более 3,8 млн. лет), что не даёт оснований считать его уникальным продуктом эволюции на изолированных островах. Предполагается, что на Флорес этот вид попал около 900 тысяч лет назад, избежав вымирания, которое постигло остальную австралийскую мегафауну.





Араукарии в лесу о. Комодо.








Существует множество мифов об этой ящерице,
порождённых ранее ощутимой скудостью информации, что активно поддерживалось падкими до сенсаций фильмами "о природе".


1. Патогенные бактерии в слюне.

Широко распространена точка зрения о том, что комодские вараны намеренно и целенаправленно заражают при укусе жертву некими патогенными микроорганизмами, которые размножаются в его пасти. И именно это своё коварное оружие они используют при охоте в сочетании с тактикой неспешного сопровождения добычи, пока бактерии (и всё, что есть ещё там) делают своё дело. Эта сенсационная идея была полностью опровергнута, поскольку наблюдения показали что комодские вараны поддерживают гигиену своей ротовой полости. Все ранее обнаруженные в их слюне микроорганизмы либо типичны и для других хищных рептилий, либо попадали туда из кишечного тракта поедаемых копытных. Не было обнаружено каких-либо патогенных бактерий и пр. микробов, которые были бы специфичны именно для ротовой полости комодского варана. Кроме того, такого поведения, когда комодские вараны кусали бы жертву и бездейственно ожидали в стороне, пока она погибнет, никогда не было зафиксировано при реальных наблюдениях.


Зубы комодского варана причиняют глубокие и плохо заживающие рваные раны, поэтому в том, что некоторые укушенные животные (обычно - любящие поваляться в грязи буйволы) в итоге умирали от сепсиса, возникшего от проникновения в открытую рану патогенных микроорганизмов из внешней среды, нет ничего такого, что требовало бы постоянного наличия большого количества потенциально опасных бактерий непосредственно в ротовой полости ящера. Всё это показывает то, что случайное заражение жертвы бактериями не входит в охотничью стратегию и планы комодского варана.












2. Ядовитые железы.

Сегодня хорошо изучено, что комодские вараны обладают двумя ядовитыми железами с двух сторон на нижних челюстях. Согласно выводам австралийского эксперта по ядам профессора Брайана Фрая (Bryan Fry, University of Queensland), обе эти железы имеют одно большое заднее отделение и пять маленьких передних, от которых выходят протоки между зубами. Оральные ядовитые железы в настоящее время уже известны у многих биологических видов ящериц, и Фрай считает, что они могут играть важную (если не главную) роль в убийстве комодским вараном крупной добычи. Между тем, многие другие эксперты скептически относятся к этому предположению, утверждая, что решающая роль яда сильно преувеличена.


Доктор Курт Швенк из университета штата Коннектикут категорично комментирует выводы Фрая:
"Я гарантирую, если на Вас из кустов выскочит 10-футовый ящер и вырвет Ваши кишки, то Вы будете вести себя довольно тихо и спокойно немного времени, по крайней мере до тех пор, пока Вы не придёте в себя от шока и кровопотери вследствие того, что Ваш кишечник разложен на земле перед Вами ..."


Следует учитывать тот факт, что выдвигая данное предположение, Брайан Фрай не ссылался на наблюдения за комодскими варанами в дикой природе, а полагался только на теоретические данные. Зубы комодского варана не имеют специальных бороздок, которые есть у ядозубов (семейство ядовитых ящериц на юго-западе США и в Мексике) и ядовитых змей (самый совершенный пример ядовитых зубов - у гадюк, полностью сросшиеся в трубки бороздки, действующие подобно шприцам). Т.е. для того, чтобы доставить токсины в тело жертвы, комодскому варану придётся не просто сделать укус, но ещё и хорошенько "обслюнявить" рану. Вместо этого зубы комодского варана имеют специфическую форму и пильчатые края, очень сильно напоминая по строению зубы хищных динозавров. Несмотря на то, что его челюстные мышцы сами по себе не очень сильны, он способен с легкостью вырывать куски мяса из тела жертвы, полагаясь на мощные конечности и шею, тем самым действуя челюстями как консервным ножом.












3. Тактика охоты.

Как показывают наблюдения, при охоте на крупных млекопитающих комодский варан обычно использует тактику засады, затаиваясь в траве в местах пастбищ, у тропы или водопоя. При атаке часто кусает жертву за конечности, что вызывает у неё обширное кровотечение, приводит к разрыву сухожилий, калечит (обычно буйвола или оленя) и лишает скоростного преимущества, а после (если жертва ещё способна быстро двигаться) неотступно преследует, находя её по запаху. Сильной кровопотери и наступающего шока от нанесённых травм уже достаточно для того, чтобы обессилить объект нападения и лишить его возможности уйти.


Кроме того, также часто комодский варан при первичном нападении вспарывает жертве брюхо и выдирает зубами кишечник. Некоторые наблюдения описывают использование вараном хвоста с целью сбить буйвола с ног или даже переломать ему конечности. Известен случай, когда ящер ударил хвостом бросившегося на него буйвола весом около 400 кг, в итоге сломав тому шею. Кроме всего этого, основные эффекты, которые вызывают токсины ядовитой железы комодского варана, включают сильное снижение кровяного давления, нарушение свёртываемости крови, вызов коллапса и усиление шока, частичный паралич мышц. Исходя из этого, токсины могут замедлить и дезориентировать крупное животное, но вряд ли могут стать причиной его смерти без нанесения серьезных ран.


Т.о. нанесение физических ранений играет основную роль в убийстве ящером жертвы.
Токсины, в лучшем случае - второстепенную (а основной их функцией, скорее всего, является участие в пищеварении), Хотя очень не просто представить, каким образом ящер весом 50-80 кг может убить буйвола в 10 раз тяжелее его, не прибегая к использованию коварных приёмов, как то - введение в тело жертвы патогенных бактерий или решающей роли яда.





Реликтовый комодский лес.








4. Время, необходимое для убийства и переваривания жертвы.

Может создаться впечатление, что комодскому варану требуется большое количество времени для того, чтобы убить относительно крупное животное - что связано с ошибочностью точки зрения о намеренном использовании им симбиотических патогенных бактерий или значимой роли яда при охоте, а также мифа о том, что он кусает свою жертву и бездейственно ходит за ней днями-неделями, ожидая, пока она погибнет.


Комодские вараны не дают преднамеренно возможности жертве избежать смертельных травм,
стараются убить её сразу, используя комбинацию нанесения фатальных ранений и кровопотери. Зарегистрированы случаи убийства диких кабанов в течение нескольких секунд. А сопровождение жертвы на длинной дистанции, скорее всего, является неверно истолкованными случаями удачного её ухода от атаки ящера, прежде чем та поддавалась заражению от внешних источников.


Комодские вараны кормятся, вырывая из туши большие куски плоти и заглатывают их целиком.
Широкая изогнутая морда позволяет им сразу отрывать куски весом до 2,5 кг. Сначала обычно поедается кишечник (при этом избегается его растительное содержимое). За один присест голодный варан может заглотить до 80 % от массы своего собственного тела. Стоит отметить, что по ходу эволюции основным объектом охоты комодских варанов являлись карликовые слоны-стегодоны (средняя масса которых варьировалась от 300 до 850 кг, в зависимости от вида), т.е. которые были гораздо крупнее, чем современные азиатские водяные буйволы. При этом вараны, вероятно, специализировались на питании именно ими.


Вскрытие и поедание жертвы зачастую происходит примерно в 10-25 раз быстрее, чем в подобных случаях с хищными млекопитающими такого же размера. Относительно небольшая жертва (соответствующая размеру козы) может быть проглочена взрослым ящером целиком, чему способствуют подвижное соединение костей нижней челюсти и вместительный растяжимый желудок. Несмотря на то, что вараны выделяют большое количество красной слюны смазывающей пищу (слюна окрашивается в кровь, потому что зубы почти полностью покрыты десневой тканью, которая, рвётся во время кормления), глотание целой туши занимает приличное количество времени (15-20 минут на то, чтобы проглотить козу). Ящеры осуществляют этот процесс, удерживая тушу передними лапами и проталкивают её в пасть, даже упираясь ею в ближайшие деревья, иногда с такой силой, что те могут быть повалены. Дыхательная трубка под языком, соединяющаяся с дыхательными путями, позволяет им дышать при глотании. После проглатывания массивной добычи ящер направляется в солнечное место, чтобы ускорить процесс пищеварения, так как пища может гнить и отравлять его организм, если слишком долго остаётся не переваренной. Благодаря медленному метаболизму, крупные ящеры могут обходиться всего 12 приёмами пищи в год. После переваривания ящер изрыгает массу рогов, костей, волос и зубов, известных как желудочный осадок, который покрыт зловонной слизью. Предполагается, что он не наслаждается запахом собственных выделений, а пытается избавиться от них, тщательно протирая пасть о близлежащие кусты.





Тиморский олень (Rusa timorensis) - основная добыча "драконов" на о. Комодо.








5. Хвост, зубы, язык, сенсорная "кольчуга-шкура".
Антибактериальные свойства крови.



Комодский "дракон" имеет хвост такой же длины, как и туловище.
60 обновляемых пилообразных зубов, величиной до 2,5 см, покрытых десневой тканью. Длинный жёлтый глубоко разветвлённый язык. Шкура усилена бронированными чешуйками из крошечных частей костевой ткани, называемыми остеодермами, которые служат своего рода естественной кольчугой (поэтому эта шкура не является объектом для добычи кожи). Ушная кость передаёт вибрации от барабанной перепонки к улитке ограничивая слух лишь звуками в диапазоне 400-2000 Гц (для сравнения, у человека - 20-20000 Гц). Поскольку сетчатки глаз "дракона" содержат только конусы, они позволяют различать цвета, но не позволяют видеть ночью, дают плохую визуализацию неподвижных объектов и в целом ограничивают зрение расстоянием до 300 м.


Комодский "дракон" располагает лишь несколькими вкусовыми рецепторами в задней части горла. Однако он может эффективно использовать свой язык для обнаружения и определения запахов от внешних раздражителей с помощью т.н. "вомероназального органа Якобсона" (вместо ноздрей), с помощью попутного ветра и особенности качать головой из стороны в сторону, во время передвижения обнаруживая падаль на расстоянии до 9,5 км. Костные чешуйки его шкуры имеют нервные окончания, являясь органами осязания. Чешуйки вокруг ушей, губ, подбородка и подошв лап имеют по три таких сенсора.


Часто комодские вараны выходят на побережье в поисках выброшенной на берег падали.
Могут заходить в морскую воду, погружаться на глубину до 4,5 м и в поисках пищи переплывать на соседние острова, преодолевая значительные расстояния. Несмотря на свой размер, даже взрослые особи достаточно гибки и изворотливы, но при беге способны разгоняться до 20 км/ч лишь на короткие "спринты". Когда "дракон" вырастает, его когти уже не позволяют вскарабкиваться на деревья чтобы достать пищу, но при этом он может подниматься на задние лапы, используя хвост в качестве опоры, и даже подпрыгивать вверх. С помощью когтей он выкапывает норы до 3 м глубиной. Из-за большого размера и особенности спать в этих норах, он способен сохранять тепло тела всю ночь и свести к минимуму купание утром. Как экотерм (подстраиваясь под тепло окружающей среды), он наиболее активен в течение дня, хотя проявляет некоторую активность и ночью. Охотясь днём, он остаётся в тени в самое жаркое время. Места его отдыха, обычно расположенные на возвышенностях, обдуваемых морским ветром, отмечены помётом и очищены от растительности, служат также для засады на тиморских оленей. "Драконы" одиноки, собираются вместе только для спаривания и добычи пищи.


Из плазмы крови комодского "дракона" исследователи выделили мощный антибактериальный пептид. Результаты испытаний показали его эффективность в уничтожении резистентных к лекарственным средствам штаммов бактерий и даже некоторых грибов. Наблюдалась его значительная способность к заживлению как не инфицированных ран, так и ран после смешанного заражения.












6. Партеногенез.

В конце 2005 г. в Лондонском зоопарке самка комодского "дракона" по кличке Sungai отложила кладку яиц спустя 2 года после того, как её отделили от самцов. Изначально предполагалось, что каким-то образом самка смогла сохранить семя от предшествующего контакта с самцом (адаптация, известная в биологии как "суперфекундация", классический пример - оплодотворение нескольких яйцеклеток разными сперматозоидами у собак - считается, что бездомные суки могут приносить в помёте щенков, все отцы которых разные). 20 декабря 2006 г. у другой самки "дракона" в Честерском зоопарке в Англии, по кличке Flora, был отмечен второй подобный случай кладки не оплодотворенных яиц - 11 яиц, из которых вылупились 7 детёнышей, все самцы. Ученые из Ливерпульского университета провели генетические тесты на 3 повреждённых в инкубаторе яйцах и заключили, что Flora никогда не находилась в физическом контакте с самцом комодского "дракона". Позже тестирование подтвердило, что яйца Sungai также появились без оплодотворения. 19-20 мая 2007 г. в зоопарке Sedgwick County Zoo, штат Канзас, в котором содержались две взрослые самки "дракона", одна из них отложила около 17 яиц - 2 яйца были инкубированы, 31 января 2008 г. вылупился первый детёныш, а 1 февраля - второй, оба самцы.


Комодские вараны имеют ZW-хромосомную систему определения пола, в отличие от XY-хромосомной системы у млекопитающих. Появление только мужского потомства показывает, что не оплодотворённые яйца Флоры были гаплоидными и впоследствии удвоили свои хромосомы, став диплоидными - путём оплодотворения "полярного тельца" (образуется в процессе развития женской половой клетки) или дублирования хромосом без клеточного деления, а не путём мейоза в её яичниках. Т.о. самка (с хромосомами ZW) даёт своему потомству только одну хромосому к каждой из её пары. Этот набор хромосом дублируется в яйце, которое развивается партеногенетически. Яйца, получающие Z-хромосому, становятся ZZ (самец), а те, что получают W-хромосому, становятся WW и не развиваются. Что означает, что посредством партеногенеза у этого вида появляются только самцы.


Было высказано предположение, что эта репродуктивная адаптация позволяет одной самке войти в изолированную экологическую нишу (например, остров) и с помощью партеногенеза воспроизвести мужское потомство, тем самым создав обоеполую популяцию (через последующее размножение с её собственным потомством). Несмотря на преимущества такой адаптации, становится ясно, что партеногенез может нанести ущерб генетическому разнообразию.





Между Комодо и Ринчей.








7. Каннибализм. Диета. Спаривание. Два гемипениса.

В дикой природе взрослая особь комодского варана обычно весит около 70 кг (хотя содержащиеся в неволе экземпляры часто весят больше), наибольший проверенный дикий экземпляр составлял 3,13 м в длину и весил 166 кг, включая непереваренную пищу. Кормовая база взрослых "драконов" обширна. В основном она состоит из тиморских оленей (Rusa timorensis), хотя также поедается значительное количество падали. Кроме этого их рацион включает буйволов, лошадей, коз, кабанов, макак, мелких млекопитающих (мусанги - родные для о. Комодо виверровые, имеющие средний вес около 2.5-4 кг, наравне с детёнышами копытных являются одним из самых важных компонентов пищи молодых комодских варанов весом от 1 кг.), птиц, птичьи яйца, беспозвоночных и др. рептилий (включая детёнышей собственного вида). 


Самые крупные особи поедают добычу в первую очередь, а меньшие - по иерархии.
Самый большой самец утверждает своё доминирование, а более мелкие выказывают повиновение, с помощью покорного поведения, урчания и шипения. "Драконы" равного размера могут прибегать к борьбе. Проигравшие обычно отступают, хотя также могут быть убиты и съедены победителями.


Спаривание происходит с мая по август. В течение этого периода самцы вступают в схватку за самок, сражаясь друг с другом на задних лапах, а проигравший в конечном итоге оказывается прижат к земле. При этом самцы могут изрыгать непереваренную пищу или испражняться. По результатам борьбы победитель щёлкнет самку своим длинным языком, "проверяя" её расположение. Самки реагируют на самцов враждебно, сопротивляясь зубами и когтями на ранних этапах "ухаживания". Поэтому самцу приходится полностью контролировать самку во время спаривания, чтобы избежать боли. Проявления "ухаживания" самцов включают потирания подбородком о самку, грубые царапанья по спине и полизывания. Спаривание происходит, когда самец вставляет один (из двух) своих гемипенисов в клоаку самки. Комодские "драконы" могут быть моногамными, а также образовывать «пары связей», что является редким поведением для ящериц.


Яйца откладываются самками в сентябре. Кладка содержит около 20 яиц в заброшенных мегаподовых гнёздах (гнёзда со́рных кур, они же "большеноги" - которые не высиживают свои яйца, а закапывают их в груду растительных остатков, где те развиваются за счёт тепла, возникающего при гниении) или в собственную выемку. Яйца созревают в течение 7-8 месяцев, вылупляясь в апреле, когда насекомые наиболее многочисленны. Вылупление становится крайне изнуряющим усилием для новорожденных, выбирающихся из скорлупы с помощью "яичного зуба" (который вскоре выпадает). Вылупившись, детёныши могут лежать в скорлупе часами, прежде чем начать выкапывание из гнезда. Они рождаются полностью беззащитными. Приводятся данные об их размере - 16 рождённых в одном гнезде имели длину в среднем 46,5 см и весили 105,1 г. Молодые комодские "драконы" уязвимы и проводят большую часть своих первых лет на деревьях, в относительной безопасности от хищников, в т.ч. от взрослых каннибалов своего собственного вида (поскольку молодь может составлять до 10% их рациона). Основу питания молоди составляют насекомые, яйца птиц, гекконы и мелкие млекопитающие. Им требуется 8-9 лет чтобы вырасти, а после, согласно оценкам, живут ещё до 30 лет. Каннибализм может являться полезной особенностью для подрастающего поколения "драконов", поскольку добыча среднего размера на островах встречается достаточно редко.












8. Случаи нападения на человека.

Иногда они нападают на людей. Иногда они разрывают человеческие трупы из могил - эта привычка совершать набеги на могилы вынудила жителей мусульманской деревни на Комодо переместить могилы с прибрежных песков на глинистую почву вглубь острова и укладывать на них сверху каменные глыбы, чтобы оградить тела умерших от плотоядных ящеров.


Нападения комодских "драконов" на людей редки, но именно этот вид варанов был причиной нескольких человеческих жертв, как в дикой природе, так и в неволе. Первое достоверно подтверждённое нападение, по-видимому, произошло в 1931 г. - варан длиной около 2 м вышел на поляну и начал двигаться в сторону трёх сидящих мужчин, рубивших дерево; когда он оказался в пределах 5 м или около того, все трое вскочили на ноги и побежали, в этот момент "дракон" бросился на 14-летнего мальчика, которого на мгновение замедлили вьющиеся заросли, и укусил его в ягодицу, вырвав шмот плоти; после этого мальчик истёк кровью менее чем за полчаса. Другой также достаточно давний, но достоверный случай описан со слов жителей деревни на о. Комодо - полицейский с Флореса подвергся укусу в 1947 г. во время попытки погладить 2-метрового варана, который был полностью связан; варан сделал выпад вверх и оторвал тому правый бицепс; жители деревни слышали, что полицейский умер через неделю в больнице г. Рутенг от инфекции.


Однако обычно сытые комодские вараны всё же не стремятся напасть на человека едва лишь завидев его и ограничиваются простой защитой своего личного пространства (т.е. просто не стоит подходить близко). Раньше, когда убийство варанов не было запрещено законом, многие индивиды также осторожничали при встречах с людьми. Стоит отметить что участившиеся в последние годы случаи нападений комодских варанов на людей могут объясняться тем, что власти запретили местным жителям "задабривать" хищников, оставляя им внутренности домашних или добытых на охоте животных.


Согласно данным Национального парка Комодо,
в период после 1974 г. были зарегистрированы следующие описанные нападения
(большинство жертв - местные жители, живущие по-близости от нац. парка):


1974 г. - швейцарский турист барон Rudolf Reding von Bibiregg пропал на о. Комодо, возможно был убит и съеден "драконами";
2001 г. - "дракон" напал на Фила Бронштейна, журналиста-расследователя и бывшего мужа актрисы Шарон Стоун в зоопарке Лос-Анджелеса;
2007 г. - "дракон" убил 8-летнего мальчика в деревне на о. Комодо;
2008 г. - группа из 5 аквалангистов оказалась на мелководье пляжа острова Ринча и подверглась нападению комодских варанов; через 2 дня испытание для дайверов закончилось, когда их подобрал индонезийский спасательный катер;
2009 г. - Muhamad Anwar, 31-летний местный житель острова Комодо, был убит двумя "драконами" после того, как упал с дерева, когда собирал сахарные яблоки (плоды дикого фруктового дерева Annona squamosa), которые произрастают в местных островных лесах;





Сахарное яблоко (Annona squamosa). Комодо. Май 2010 г.









2009 г. - гид нац. парка на острове Ринча попал в засаду и был укушен "драконом",
который притаился под его столом в офисе нац. парка; несмотря на раны гид выжил;
Май 2017 г. - Long Lee Alle, 50-летний сингапурский турист (или Loh Lee Aik, которому, как упоминают, было 68 лет), подвергся нападению "дракона" на о. Комодо; жертва пережила нападение, но его левая нога была серьезно повреждена;
Ноябрь 2017 г. - Yosef Paska, местный рабочий-строитель, подвергся нападению на острове Ринча и был доставлен на катере в г. Лабуан Баджо на Флоресе для лечения.