На главную


31.05.2016.






Плывём вдоль северо-восточной стороны Анак Кракатау.
На нём другой причудливый лес. Ему не более 45 лет (если вести отчёт от последнего стерилизовавшего жизнь на острове извержения 1972 г.). Он чудесен.





Верхний ярус образован плотными рядами доминантного вида - казуарина хвощевидная (Casuarina equisetifolia) с обвивающими их по самый верх
зарослями ипомеи (Ipomoea denticulata Choisy). К берегу выходят низкорослые, с ярко-светло-зелёного цвета листвой - Scaevola Koenigii, а также более высокие и тёмно-зелёные развесистые в среднем переднем ярусе - Terminalia catappa или т.н. "морской миндаль", со съедобными миндале-подобными плодами.
Прямо у зоны прилива видны вкрапления панданусов (Pandanus spec.). А сам берег затянут вторым, самым распространённым
по островам Азии стелющимся видом лиан - Ipomoea pes-caprae.









Здесь видно третий по счёту лавовый поток.
Бесспорно, казуарины шли и идут в первых рядах по обращению "нежити" в жизнь.












Со временем лес станет смешанным и широколиственным.
Но заросли лианы ипомеи, оплетающие хвойные стволы казуарин и чёрный вулканический песок - бесподобны.












Кокосы легко укореняются и прорастают в пепловом песке, но их пока мало. Тут же торчат колючки панданусов.
А вот и первое цветковое растение, из освоивших Анак Кракатау - баррингтония (Barringtonia asiatica). Она укореняется ещё легче, чем кокос и также успешно растёт в подтопляемых манграх.





Другое название - "дерево рыбьего яда", т.к. все её части ядовиты и иногда используются коренными обитателями некоторых островов для рыбной ловли (семена растирают в порошок). Плоды - по форме подобны инжиру, чрезвычайно плавучи и устойчивы к влиянию морской воды. Очень эффективно распространяются морскими течениями, такой плод может плавать до 15 лет без ущерба для репродукции. Большие розовато-белые цветы источают приторный запах для привлечения к опылению летучих мышей и насекомых в ночное время.









Морской миндаль (Terminalia catappa) на дальнем плане
и Scaevola Koenigii на переднем.












Ближе к южной (наветренной) стороне становится напряжённо.
Волны штурмуют, накатывают и захлёстывают за намытые границы прилива, где образуют подтопленные мангры. Вдалеке виднеется самый широкий (из трёх)
лавовый поток, на который обрушивается прибой.












Отлично узнаваемые листья Scaevola Koenigii (Scaevola taccada)
разбавляют живыми оттенками зелёного львиную долю берегов всех островов индийско-тихоокеанской области. 












Дальше можно оставить берег и податься в царство опавшей хвои
с вкраплениями островков дикорастущего сахарного тростника (Saccharum spontaneum).












Среди нескольких десятков наземных птиц, освоивших сначала соседние острова, а после постепенно захватывающих этот, самым удачливым колонистом стоит считать, рябящего своим зелёно-синим оперением, зимородка. Он строит гнёзда в термитниках, которые здесь повсюду на стволах деревьев, включая стволы казуарин, и успешно их защищает от древесных ласточек.





Почти все виды наземных птиц, все летучие мыши (их на архипелаге зафиксировано 11 видов, но не все пока освоили Анак Кракатау) и крыланы являются едоками исключительно плодов двух видов фикусов, впервые замеченных на острове в 1985 г., это Ficus septica и Ficus fulva. Все эти птицы
(розовогорлый зелёный голубь, кукушковая горлица, желтобрюхий бюльбюль и неск. видов иволог) и летучие мыши распространили плоды инжира,
а также семена с экскрементами сначала с материка на соседние острова, и позже на Анак Кракатау.
Этот процесс увеличивает изменения в сторону смешанного леса.









Лишь порядка 14 гектаров площади острова покрыто растительностью, отвоевавшей их у вулкана.
Тем не менее, этот кусок леса поддерживается порядка около 22-мя видами наземных птиц (из тех 36 видов, которые за сотню лет заселили окрестные острова с Явы и Суматры и сумели закрепиться на Анак Кракатау) в течение 60 лет (или около того), поскольку все эти годы вулкан ограничивал рост растительности,
а также периодически её уничтожал.












Поднимаясь выше, открываются просторы владений вулкана - склоны из пепла, утрамбованного потоками дождевой воды, закиданные т.н.
"вулканическими бомбами". Природа робко обжимает это пространство, засылая "передовые отряды" из хорошо зарекомендовавших себя казуарин,
пучков дикого сахарного тростника и ещё одного прожжёного колонизатора азиатских холмов и гор - 
- Меластомы малабарской (Melastoma malabathricum).












Среди развалов "бомб" появляются цельные куски самородной серы.












"Передовые отряды".












Меластома малабарская заметно оживляет запустение
редкими розовыми цветками.
























Впереди тот самый самый широкий поток застывшей лавы.












Отсюда хорошо просматривается дальний край Ракаты, с красивыми скалами у западного мыса.
С той стороны, за мысом имеется единственное место для комфортного захода на остров - т.н. "Черепаховый пляж", где тамошние вараны могут откопать
себе на пожрание яиц зелёной черепахи (Chelonia mydas).
























"Зелёная рать" в боевых порядках.
Строй легионеров в доспехах из хвоистых веток и ДРГ пучков тростника с кудрявыми барашками меластомы.












Если пройти по внешнему кратеру, с обратной стороны видна та отмель на Сертунге.












И остров Себеси с пассивным конусом в облаках.
За ним Суматра.
























Melastoma malabathricum.












Что ещё ...
По обжитой части острова вальяжно летает "вразвалочку" один единственный вид бабочек.
Т.е. тот вид, который смог долететь. Видно, что конкуренция ему не грозит.

















Из 9 видов рептилий с окрестных островов 3 вида перебрались на Анак Кракатау, в том числе самый крупный - Varanus salvator, и он здесь смотрится
довольно сопоставимо по размерам относительно своих известных собратьев с Комодо и Ринчи (куда я уже ездил, чтобы иметь возможность их видеть, несколько раз). Он отличный пловец и пожиратель крабов и черепашьих яиц, и вообще подъедает всё что упадёт,
и будет плохо лежать или шевелить хвостом.




















Из остальных 2 видов рептилий - обыкновенный домашний геккон (Hemidactylus frenatus) и "летающая" (вообще - планирующая, причём делающая это достаточно редко в природе) т.н. "райская змея" (Chrysopelea paradisi) освоили Анак Кракатау с соседних островов на плавающем мусоре и брёвнах. Только один из 19 видов сухопутных улиток оттуда же был замечен на Анак Кракатау, причём этот же вид был первым на Ракате в 1933 г. Из других хищников, успешно освоивших острова - стенки кальдеры, но не переселившихся пока на центральный остров-кратер (в основном из-за несовершенной кормовой базы)
отмечают - геккона "токи" (Gekko gecko) - поэтому ночью на острове никто не будил из глухой чащи деревьев; чёрного орла-яйцееда (Ictinaetus malayensis);
сетчатого питона (Python reticulatus) и малайского ложного вампира (Megaderma spasma), а также лесных птиц - малайского пёстрого дятла 
(Dendrocopos moluccensis) и оранжево-брюхого цветоеда (Dicaeum trigonostigma),
которым требуются большие деревья.












Это была незабываемая ночь на Кракатау.